Марат Гельман о своем новом проекте WhatWhere

Хотим рассказать вам про еще один очень интересный и полезный проект наших клиентов, над которым мы работаем. Проект WhatWhere.World – это концептуально новый подход к афише культурных мероприятий, он не просто агрегирует информацию о событиях из различных открытых источников, но и предоставляет пользователям возможность самим публиковать анонсы мероприятий и привлекать к ним внимание общественности.

Идеолог и основатель WhatWhere  – известный российский коллекционер, галерист, публицист и арт-менеджер Марат Гельман. В интервью Rubrain Марат рассказал нам подробнее о том, как родилась идея проекта и в чем его основная идея. В конце интервью в качестве бонуса – советы от Марата Гельмана для тех, кто хочет работать удаленно.

Марат, расскажите, пожалуйста, как вам пришла идея проекта WhatWhere.World? Можете в двух словах рассказать о концепции проекта?

В своё время я делал очень большой фестиваль в Перми – «Белые Ночи». Там было более миллиона посетителей и более 400 событий. Тогда я понял, что не могу сделать удобную афишу для фестиваля, потому что это будет «слепое» перечисление названий событий, а названия, чаще всего, ничего не говорят людям о самих событиях. Из 400 событий люди знали о 20. Или мне нужно было создавать огромную редакцию, которая бы собирала со всех продюсеров и артистов информацию о событиях, но это бы отняло много времени и средств.

Тогда я обратился к Саше Мамуту (Александр Мамут – российский предприниматель, генеральный директор Rambler&Co – ред.), который купил «Живой Журнал» и очень хорошо относился к фестивалю в Перми, с просьбой сделать такую живую афишу на базе «Живого Журнала». Такая афиша представляла собой программу-агрегатор, в которую мои продюсеры добавляли события (дату, время, место и тд), и в итоге всё собиралось в одну афишу. И у нас отлично получилось, эта афиша до сих пор висит в сети как некое воспоминание о том успехе.

После этого я подумал, что если в заголовке такой афиши было бы написано не название фестиваля «Белые Ночи», а например, «Культурная жизнь Перми», то она бы могла легко превратиться в живую афишу культурных мероприятий не только Перми, но и любого другого города. Но тогда я переехал в Черногорию и продолжить работу над проектом не удалось.

Здесь один из моих товарищей предложил сделать подобный проект, но уже на базе Facebook. В результате долгих обсуждений, мы пришли к выводу, что делать нужно свой отдельный агрегатор, а потом уже подключать его к Facebook, Вконтакте и другим социальным сетям.

Основная идея была в том, что для небольших городов иметь свой художественный или культурный журнал – это очень дорого. Так, например, закрыли журнал “Афиша” в Екатеринбурге. Оказалось, что денег на такой журнал в городском бюджете не хватает. Нужно было сделать так, чтобы культурный журнал стоил не дорого и был прост в организации (например, выпускался руками одного редактора).

Поэтому главная задача WhatWhere.World – сделать видимыми и доступными для широкой аудитории культурные события, которые происходят не только в столицах, но в первую очередь в таких миллионниках как Пермь, Екатеринбург и городах меньше. Это была наша первая задача, вторая задача была осветить культурные события, которые не попадают в мэйнстрим. Культура сама по себе локальна: есть любители электронной музыки, есть любители джаза, у людей очень разнообразные вкусы. И если открыть журнал “Афиша” в Москве, мы найдем там обзоры максимум 10 событий, и все эти 10 событий обычно – так называемый мэйнстрим (популярная музыка). И получается, что огромное количество людей, чей вкус отличается от мэйнстрима, не получают информацию об интересующих их событиях. Поэтому для больших городов с невероятным количеством мероприятий и локаций, WhatWhere – это возможность создавать специализированные журналы (например, специалист в хип-хопе может создать афишу “Хип-Хоп в Москве” и тд.). Так как культура живет событиями, а не институциями, с моей точки зрения именно такой ресурс может показать нам насколько активна культурная жизнь в том или ином городе.

Чем этот проект принципиально отличается от сайтов и порталов, публикующих афиши мероприятий?

Самое главное отличие – это журнал культурных событий, который делается самими пользователями, получается такая коллекция афиш мероприятий, сформированная организаторами событий лично. Фактически, это возможность любому человеку стать редактором журнала “Афиша”. Если вы, например, недовольны тем, как в вашем городе освещается культурная жизнь, вы регистрируетесь на WhatWhere, начинаете вести свой журнал, и, если вы делаете это хорошо, у вашего журнала появляются читатели и он может стать таким вот городским журналом “Афиша”. Таким образом один энтузиаст, собирая разные события или внутри своего города, или внутри конкретной тематики, может стать автором журнала. Это наше принципиальное отличие. Можно сказать, что  WhatWhere – это не “Афиша” и “TimeOut”, а это среда, в которой могут появляться новые “Афиши” и “TimeOut”.

Этот проект явно призван в том числе сделать искусство доступнее. Как вы планируете привлекать внимание к проекту? Откуда обычный пользователь будет узнавать о нем?

У меня было свое видение, как это делать, но WhatWhere – это не мой личный проект, все эти вопросы мы обсуждаем с командой. Например, привлекать крупных специалистов в конкретной области и вместе с ними составлять тематические журналы. Например, таким мог бы быть журнал “Питерская жизнь” Бориса Гребенщикова. Мы ставим перед собой цель информировать людей об интересных им событиях по всему миру.

Приведу пример: в Саратове поставили прекрасный спектакль по Шекспиру и об этом никто не узнал, кроме самих саратовцев. Другие любители Шекспира и рады бы были узнать об этом событии и, возможно, посетить его, но получить им такую информацию неоткуда. В WhatWhere у любого человека будет возможность посмотреть все актуальные спектакли по Шекспиру в мире, и есть шанс, что он приедет в Саратов посмотреть постановку.  

Таким образом, для привлечения внимания аудитории надо делать интересные журналы, потому что в настоящее время вся культурная жизнь рубрицирована по городам: вот это происходит в Риме, а это – в Москве. Такие городские афиши ориентированы только на зрителя, который живет в конкретном городе, но не на любителя отдельной темы или направления. Потому что любитель театра, узнав, что в Саратове есть такая постановка Шекспира, может взять билет в Саратов из Лондона и прилететь. Но для этого ему нужно узнать о мероприятии через специализированный журнал по Шекспиру. Любой интересный тематический журнал может стать настоящей success story. Представьте, если спектакль в провинциальном городе станет всемирно известным с помощью WhatWhere – это же и есть success story!

Две трети культурной жизни в мире проходит в малых городах, и это означает что о ⅔ культурных событий мы не знаем и не видим их, мы в курсе только трети событий (того, что происходит в Москве, Риме и других крупных городах). Сами малые города должны быть заинтересованы в продвижении мероприятий, потому что иначе любой режиссер, любой художник захочет уехать из города, в котором его творчество остается без внимания. А чтобы он остался, местным властям необходимо привлекать мировое общественное внимание к организуемым в городе культурным событиям. Поэтому я надеюсь, что локальные сообщества, муниципалитеты оценят значимость нашего проекта и поддержат его.

Как Вы думаете, возможно ли такое развитие событий, когда малоизвестный художник хотел сделать свою выставку, но не знал каким образом привлечь к ней внимание, а возможность публикации афиши в WhatWhere станет для него мотиватором? И как итог, проект станет толчком для развития культуры в регионах?

Безусловно, проект поможет художникам, артистам найти свою аудиторию. Зная, что у твоего творчества есть “рынок”, ты становишься более дерзким и смелым в принятии решения делать или не делать мероприятие. Мне кажется, этот проект сможет стимулировать именно провинциальную, региональную культурную жизнь. Ведь для больших городов аудитория уже выстроена, а вот в малых городах есть много людей с культурными инициативами, но их останавливает «пустота». Зачем делать мероприятие в пустоту, чтобы о нем никто не узнал и никто его не посетил? Самое главное, что в том же городе рядом сидят люди, которые думают, что рядом с ними ничего не происходит и подумывают уехать из города из-за этого. Фактически, они не могут друг друга найти. Это по большей части техническая задача, которую может решить WhatWhere.

В целом, делают ли технологии искусство доступнее? Или, наоборот, все-таки расфокусируют внимание?

Очень важно, что технологии делают искусство более демократичным. Например, вот сидит человек в Перми и узнал, что в Вене выставка Брейгеля, в целом обеспеченный человек может взять билет и прилететь в Вену, переночевать в гостинице одну ночь, сходить в музей и получить незабываемое впечатление. И, конечно, это впечатление будет более острым, чем если бы он посмотрел все эти картины или репортаж из музея в интернет. Но мы должны понимать, что не у всех есть такая возможность потратить в общей сложности 1000 евро на человека ради похода в музей.

Тоже самое касается музыки. Посетить концерт Пола МакКартни в Париже (который был недавно) – это круто, но не каждый может себе это позволить. С помощью технологий мы по крайней мере даем возможность людям, у которых нет лишних денег, чтобы посмотреть Брейгеля или послушать МакКартни, виртуально посетить эти мероприятия, послушать эту музыку.

Первое и главное, что делают технологии – они делают искусство доступнее. Каждый человек сегодня имеет доступ к любому культурному явлению. Это очевидное преимущество, которое дали нам технологии. Все остальные вещи относительны. Да, с одной стороны с помощью технологий мы приближаемся к искусству. С другой стороны,  технологии – это опосредованное общение. Кто-то может сказать, что, например, запах краски добавляет ощущений к восприятию конкретной выставки, но этот запах с помощью технологий мы пока передать не можем.

Технология – как медицинский факт. Технология позволяет значительно сократить количество научной искусствоведческой работы. Представим себе куратора, который делает какую-то сложную выставку. С помощью Google Museum и других ресурсов он может представить огромное количество работ на своей выставке, и это можно сделать за несколько вечеров. А ведь еще недавно такая работа заняла бы несколько лет. Поэтому, безусловно, для людей, связанных с искусством, такая система очень полезна и удобна.

Нельзя переоценивать влияние самих технологий на искусство. Художник – это новатор, это человек, который все время находится в поиске. Конечно, любой художник не может закрывать глаза на развитие технологий. Так, например, телевидение, рекламные мониторы изменили качество визуального восприятия. Например, Джотто создавал для своего времени особое сакральное пространство в своих работах (Джотто ди Бондоне, итальянский художник и архитектор, основоположник эпохи Проторенессанса – ред.). Но для современного глаза, который привык к 3D, его плоское изображение превращается просто в “открытку”.

Сегодня мы смотрим по-другому, и это значит, что современный художник тоже по-другому смотрит и он должен учитывать это, создавая свои произведения. Даже если он занимается живописью в традиционной технике, то он все равно помнит о том, что глаз человека, который сегодня смотрит в компьютер по полдня, совсем по-другому воспринимает детали и изображение в целом.

Марат, мы в Rubrain.com все работаем удаленно (кто-то живет в разных городах России, кто-то в Англии, кто-то в Азии), вы с семьей живете в Черногории. Почему вы выбрали эту страну?

Это я сейчас понимаю, что Черногория – лучшее место в мире. Тогда я принял решение, что я уезжаю из России. У меня было несколько вариантов: Берлин, Казахстан… Но в Черногорию я приехал отдохнуть с семьей, надолго. Это очень важно для Черногории, потому что тут ничего не решается быстро и здесь ничего не решается дистанционно. Ко мне приехал директор Цетинского музея (Национальный музей Черногории – ред.), потом приехал министр культуры, мы все решали с ними за чашкой кофе.

Потом я приехал в Черногорию делать стратегию культурного развития, а еще через некоторое время переехал создавать здесь культурную институцию. Кстати, здесь треть иностранцев –  фрилансеры. Но моя история другая, меня пригласили сюда как специалиста, я работаю не удаленно.

 Как вы относитесь к тому, что сотрудники, занятые в ваших проектах, работают удаленно? У работы с удаленной командой сотрудников, по вашему мнению, больше плюсов или минусов?

У меня есть одна сотрудница, которая живет совсем рядом со мной (15 минут пешком), но я с ней вижусь так же редко, как и с другими. Все наши рабочие коммуникации мы строим на электронной почте, мессенджерах, voice mail. Важно, что у нас был период совместной работы, когда мы узнали друг друга лично. Таким образом, если человек уже встроен в систему, команду, проект – то он может уезжать куда угодно и работать удаленно.

Но молодым людям, которые находятся в начале своей карьеры, которым надо развиваться, заводить профессиональные знакомства, перенимать опыт, я бы не советовал начинать с дистанционной работы. Фриланс удобен тогда, когда ты уже находишься в своей нише, четко понимаешь свои цели и твои коллеги четко знают, чего от тебя ждать. Тогда это действительно очень удобно, нет лишних коммуникаций, нет лишних трат времени и средств на дорогу и транспорт  и тд.

Но, еще раз подчеркну, в моменты профессионального роста человека личное общение и знакомства очень важны, потому что тебе надо сделать что-то сверх того, чего от тебя ждут. Нельзя недооценивать и значение менторства, это один из основных способов получения профессиональных навыков наравне в университетом. Начиная с 35 лет можно переезжать в Черногорию, а до 35 лет надо работать в личном контакте с командой (в Силиконовой долине, Лондоне, Берлине).

Редакция Rubrain.com благодарит Рустема Адагамова за любезно предоставленные фотоматериалы.

comments powered by HyperComments