Всемирная организация здравоохранения недавно обновила определение профессионального выгорания в своем справочнике медицинских диагнозов. На фоне развития удаленной работы из-за коронавируса симптомы заболевания стали появляться всё чаще. Раньше выгорание характеризовали как «синдром общего стресса». Теперь — как «синдром… возникающий в результате хронического стресса на рабочим месте, с которым не удалось успешно справиться». ВОЗ описывает три симптома выгорания на работе:

  • чувство общего истощения энергии, её отсутствия;
  • ощущение психологической дистанцированности от работы, негатив или цинизм в отношении своей работы;
  • снижение эффективности на работе.

Те же симптомы описывает американский институт Гэллапа, проводящий опросы общественного мнения. Ту или иную степень выгорания в марте, ещё до старта карантина в США, они наблюдали у 76% опрошенных. При этом полное отсутствие интереса к работе было у 21% американцев. Сейчас, когда сотрудники сами вынуждены контролировать свои рабочие часы, эксперты говорят, что показатели гораздо хуже. И среди IT-специалистов, и, особенно, среди тех, кто привык работать снаружи, а не глядеть на экран монитора.

Руководители в основном понимают, что выгорание — вполне реальная вещь. Но они, во-первых, недооценивают его вред, а во-вторых, думают, что это какая-то будущая проблема, которой следует избежать. А не реальное состояние, в котором многие их работники пребывают уже сейчас.

Сначала разберёмся с первым аспектом. Нужно ли вообще как-то бороться с профессиональным выгоранием, или проще «потерпеть до отпуска»? И есть ли здесь какая-то польза работодателю?

 

Вред от выгорания на работе — в цифрах

Тот же институт Гэллапа внимательно изучил эту тему. Они выяснили, что сотрудники, которые часто или постоянно испытывают «выгорание», в итоге:

  • на 63% чаще просят больничный;
  • на 23% чаще оказываются в госпитале;
  • в 2,6 раза чаще активно ищут другую работу.

Институт также выяснил, что в среднем один «выгоревший» или невовлеченный сотрудник стоит компании 34% от его зарплаты. То есть, уставший московский программист, получающий 120 тысяч рублей в месяц, в результате обходится его фирме в 490 тысяч в год. Отправить его на неделю расслабится на курорт или периодически устраивать дни разгрузки — было бы куда дешевле.

Теперь, на удаленной работе, из-за отсутствия нужной атмосферы и баланса между трудом и личной жизнью, та или иная степень выгорания наблюдается у 80-90% сотрудников. А полное выгорание — у более чем 30%. Можно представить, во сколько это обходится вашей компании прямо сейчас.

Мало того, что у людей замедляются мозговые процессы, касающиеся анализа, решения проблем, креативности, творчества и коммуникации. Так ещё и увольняются в итоге такие сотрудники почти в три раза чаще. Кто — чтобы просто полгода не работать, а кто — чтобы от стресса и апатии отправиться в буддийский монастырь искать дзен.

Проверить потенциальное выгорание можно тремя вопросами. Можно честно спросить себя или членов своей команды:

  • Как вы относитесь к текущей рабочей нагрузке и своей способности справляться с ней?
  • Сколько часов вы работаете в неделю?
  • Часто ли вы проверяете рабочую почту и сообщения по вечерам и в выходные дни?

Постоянное общение по поводу работы в нерабочие часы — очень активно способствует профессиональному выгоранию. У вас должно быть время, в которое вы можете вообще никак не думать о работе. По крайней мере 3-5 часов в день. На удалёнке разделить труд и отдых бывает непросто, и это может постепенно стать серьезной проблемой. Другой риск — соблюдение баланса между работой и личной жизнью. Спросите себя: давно ли вы брали полноценный отпуск? Работаете ли вы, когда чувствуете, что заболели? Думаете ли, что вправе брать отгулы, чтобы просто посвятить день себе?

Со стороны работодателя — стоит помнить, что сотрудникам никогда не удобно признаваться своему боссу в том, что у них сейчас проблемы. Особенно если кажется, что у других членов команды всё хорошо (может, они просто лучше это скрывают). Поэтому бороться с выгоранием у сотрудников нужно даже тогда, когда они об этом в открытую не сообщают.

Маура Томас, международный спикер и тренер по индивидуальной и корпоративной продуктивности, говорит, что проще всего — периодически устраивать внештатный недельный отпуск. Без и-мейлов, сообщений, Trello, без использования этого времени чтобы «наверстать» свои задачи по проектам. Так всё равно выходит выгоднее, чем терять 34% от фонда оплаты труда впустую. Плюс, это повышает производительность, а сотрудники становятся более лояльными.

По данным SHRM, ассоциации для экспертов в роли HR, в которой состоит свыше 300 000 членов в Соединенных Штатах, отпуск — самое универсальное и действенное средство. Большинство руководителей согласны, что он повышает внимательность сотрудников (78%) и снижает выгорание (81%).

Выгорание на удаленной работе

Вот здесь собрано много статистики для тех, кто думает, что думает, что работать больше 40 часов в неделю или больше 10 часов в день — это нормально. А тут (тоже на английском) можно почитать о пользе «простоя» — времени, когда вы не занимаетесь абсолютно ничем продуктивным.

Проверьте себя. Проверяете ли вы сообщения по работе даже в нерабочее время? Часто ли доделываете задачи на выходных? Используете ли «метод помидора», занимаетесь ли физической активностью, хорошо ли высыпаетесь?

Может оказаться, что профессиональное выгорание — не какая-то будущая проблема, а уже давно для вас реальность. И решение этой ситуации не только поможет в жизни, но и позволит вашей компании сохранить вполне реальные сотни тысяч рублей.

Полезные советы по борьбе с выгоранием собраны, например, вот здесь. А если вам нужны услуги опытных программистов, которые точно закончат ваш проект и не выгорят, достаточно обратиться в Rubrain.com.  Мы занимаемся аутстаффингом и аутсорсингом для крупнейших компаний России и самых успешных зарубежных проектов. И знаем, где найти программистов для стартапа, которые выведут ваш продукт на новый уровень.